Годовщина вывода войск из Афганистана

afgan28 лет назад, 15 февраля 1989 г., был завершен вывод советских войск из Афганистана. Война, длившаяся более 9 лет, в которой погибло и умерло от ран более 14 000 советских военнослужащих, закончилась.

Вчера в нашей школе состоялась традиционная встреча с ветеранами, посвященная окончанию участия СССР в афганской войне и памяти советских солдат и офицеров погибших при исполнении воинского долга.

Почетными гостями нашей школы были ветераны войны в Афганистане: штурман военно-транспортной авиации Александр Егорович Бурлаков и военный инженер Александр Васильевич Разоренков — участники полных драматизма событий ввода советского военного контингента в конце 1989 г.

Выпускник нашей школы — гвардии старший лейтенант Рустам Дамирович Гарифуллин, командир взвода 149 мотострелкового полка (провинция Кундуз).

В составе 40-ой армии с июля 1985 г., участвовал в 15 боевых операциях.

19 июля 1987 г. при совершении марша, возле населенного пункта Талукан, колонна боевой техники была обстреляна противником с близлежащих высот. Был подбит и загорелся один из перевозивших личный состав автомобилей. Гвардии ст. лейтенант Гарифуллин на БМП выдвинулся к горевшей машине и огнем из бортового вооружения обеспечил эвакуацию из нее раненых. Был ранен, но продолжал управлять боем взвода.

godovsh_afg_2017 (17)

Погиб от осколков гранаты.

За мужество и отвагу награжден орденом Красной Звезды (посмертно).

Из писем Рустама Гариффулина:

«17.04.1986 г. Нахожусь на боевых действиях. Стояли на блоке в Халабаде. Лазали, как альпинисты, по горам, в ледниках на высотах 3000-3500 метров. Трое суток были без воды. Ночью в горах холодно, днем жара +50С. По таким козьим тропам лазаем, не дай бог оступиться — лететь 1000-1500 метров вниз по камням.

Днем при обстреле моего снайпера ранили — умер от большой потери крови, жары и слабого сердца. Сейчас стоим в «зеленке» в предместье Кундуза. Воду пьем из арыка. У меня еще ни один боец не заболел, а в полку у всех желтуха, понос, малярия, солнечные удары.

Любой на моем месте за месяц службы такой скончался бы не приходя в сознание. Не сладко тут нам, пехоте, работаем на износ».

«23.02.1987 г. За три недели побывал на двух боевых операциях. Всю провинцию Кундуза, Баглана хорошо прочесали, обработали артиллерией и авиацией. Вроде утихли душманы.

К нам пришел новый ротный, новый замполит, новый комвзвода. Рота новых командиров не очень-то и слушает.

Погода мерзопакостная: слякоть и моросящий дождь. Мерзнем, так как отопление здесь не предусмотрено.

Почти каждый день стоим на блоках, перекрываем дороги».

«…Воюем много. Я довоевался: подорвался на мине. Сейчас лежу в медсанбате с минно-взрывной травмой и сильным сотрясением головного мозга (контузия).

От моей БМП-2 ничего почти не осталось. Наводчик-оператор, который сидел слева, лишился левой ноги. Один порошок от ноги остался. Я во время взрыва улетел вместе с башней. Повезло нашему механику. Сзади него лежали три матраса и две подушки с термосом (бачок в 20 литров). От взрыва все сгорело в прах. Осталось за ним полматраса. Его вытащили без сознания.

Плохо то, что сдетонировал БК (боевой комплект) к пушке — 500 снарядов. Сзади впритык ко мне сидел мой снайпер. У него двойной перелом позвоночника.

Так что мне тут повезло ого-го как.

Нас за три часа доставили в Пули-Хумри, потом, через 8 дней, я уже с ними был тут.

Наводчика вчера отправили в Союз. Он поехал на комиссацию. Отслужил всего полгода.

Отец, смотри никому не пиши об этом. Я уже здоровый. Голова у меня болела всего дней 20. Сейчас чувствую себя хорошо. Врач обещал выписать 16 апреля.

Я уже не могу здесь лежать. Капельницы и уколы замучили, все вены на руках истыкали, на ягодицах сидеть не могу.

До замены осталось 112 дней… 7 апреля 1987 года. Рустам».

Подвиг советских военнослужащих в афганской войне не подлежит сомнению и переосмыслению. Наши солдаты и офицеры воевавшие в Афганистане, защищали южные рубежи Советского Союза, не давая возможности нашим недругам перенести огонь войны на территорию СССР.